Войти
Войти через социальные сети
Войти как пользователь «Ридус»

У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Забыли пароль? Восстановить

Свернуть меню

Наталья Геворкян: Ходорковский власти на свободе не нужен

26 октября 2011, 16:23 | Рич Ричмонд

Ведущая: Арина Макарова

25 октября 2011 года исполнилось ровно 8 лет с момента ареста предпринимателя, владельца компании ЮКОС Михаила Ходорковского в новосибирском аэропорту «Толмачево». Вряд ли кто предполагал тогда, что дело ЮКОСа и самого Ходорковского станет поворотным моментом в российской политике. Об итогах этих восьми лет – наша беседа с российским журналистом, публицистом и колумнистом Натальей Геворкян.

Макарова: 8 лет назад, когда был арестован Ходорковский, оглядываясь назад, какие у вас ощущения по сравнению с тем, чтобы было тогда и сейчас? Никто не мог себе представить, что это станет за процесс и какая судьба будет отныне у Ходорковского. Как вы переживали тогда это событие и как это было связано с российской политической ситуацией тогда, по сравнению с тем, что происходит сейчас, о чем мы поговорим позже.

Геворкян: Если не возражаете, начну с конца. На самом деле, вот это осознание, что если бы не было второго дела Ходорковского, то сегодня он был бы на свободе. Вот ровно сегодня он был бы на свободе, вот в этот момент в России, при этом политическом раскладе, в этой предвыборной ситуации на свободе оказался бы очень сильный человек, человек с лидерскими качествами. Поэтому я должна сказать, что российская власть весьма предусмотрительна. Когда в 2007 году против него начали второе дело, безусловно, посчитали, что в 2011 году 25 октября, до октября и после октября он на свободе не нужен. Я должна сказать, что я пыталась вспомнить собственные ощущения восьмилетней давности. Не могу вспомнить. Могу вспомнить только не изумление, а состояние такой злости по поводу того, что произошло. Давайте мы напомним слушателям, что собственно произошло. 25 октября 2003 года в 8 часов утра самолет Ходорковского, ЮКОС арендовал этот самолет, Ту-134 по-моему это был, для поездок по стране, приземлился в Новосибирске по дороге в Иркутск и дальше в Эвенкию. Это была плановая дозаправка самолета. Через какое-то время его отогнали на запасную полосу, подъехали два автобуса, как потом выяснилось, со спецназом ФСБ. Зашли в самолет, попросили всех лечь на пол. Я мягко говорю, «попросили», но вряд ли это было так мягко…А Ходорковского действительно попросили. Его пересадили в самолет Ил-86, который прилетел из Москвы, и увезли в Москву в прокуратуру. Это был субботний день, прокуратура обычно в субботу не работает. Ее открыли, там его продержали, по-моему, до четырех часов вечера, в четыре часа его отвезли в Басманный суд и предъявили обвинение в краже Апатита, но это история уже дальше. И все. С этого момента он из тюрьмы больше не вышел. Я должна сказать, что ..вот я правда не помню, кроме ощущения, что они там все, чтобы не сказать резко, сошли с ума, ничего другого у меня не было. Это я помню очень хорошо. Дальше, напомню, в этот же день было заявление РСПП, в котором говорилось, что это очень негативно сказывается на инвестиционном климате в стране, эта ситуация, и что явно это превышение полномочий правоохранительных органов. В этот же день прошло закрытое совещание Путина с силовыми министрами, о котором мы до сих пор ничего толком не знаем. Вот такой был день.

Макарова: У всех, так скажем сторонних наблюдателей, не было такого ощущения, что это поворотный день не только в судьба самого Ходорковского, но и в какой-то степени для России, что это станет буквально поворотным моментом не только во внутриполитической ситуации, но даже на международной..

Геворкян: Я думаю, что в этот момент не было. Во-первых, я думаю, что и Ходорковский, и все наблюдатели не предполагали, что эта история обернется годами и годами тюрьмы. Потому что был прецедент с Гусинским, который владел каналом НТВ, его продержали в тюрьме сутки или двое, я точно не помню, и выпустили. В общем, можно было предположить, что это такая же акция давления или попытки договориться на каких-то правилах или основаниях, которые предлагает Ходорковскому власть. Что это такой элемент устрашения и не более того, что он выйдет через какое-то время. Я думаю, что никому не приходило в голову, что это будет так надолго. Рынок акций таки рухнул, не помню точно насколько процентов, но очень значительно, по-моему, на 60%, ну очень значительно. Эта ситуация, конечно, была в развитии, хотя я напомню, что до ареста Ходорковского в июне был арестован глава экономического сектора службы безопасности ЮКОСа Пичугин, а в июле был арестован Платон Лебедев, который в дальнейшем проходит по всем делам вместе с Ходорковским. Наезд шел и всем это было понятно, но думаю, что мало кто предполагал что компания, которая давала пять процентов ВВП России. Это была лучшая нефтяная компания России на тот момент, что вот с главой компании могут такое провернуть. Еще была пауза такая, которую взяли, чтобы «а вот завтра все выяснится» и вот это все окажется каким-то кошмарным сном. Безусловно, это повлияло на всю дальнейшую жизнь. Во-первых, это повлияло на отношения власти и бизнеса. Бизнес все очень быстро понял и никаких возражений, он построился, стал карманным, ласковым, белым и пушистым. Это, безусловно, повлияло на дальнейшее развитие событий в стране, потому что рейдерские захваты после захвата ЮКОСа стали практикой в России. Это был сигнал - да, пришла такая власть.

Я считаю, что путинская власть пришла не на выборах в 2000 году, а 25 октября 2003 года, когда арестовали Ходорковского и сказали – да, мы такие, и жить будем по нашим правилам.

Макарова: Последний вопрос. А как сейчас? Как ситуация с Михаилом Ходорковским, как все эти прошедшие восемь лет, международное внимание к этому процессу, как это влияет на предвыборную ситуацию в нынешней России и как это может повлиять?

Геворкян: Я не думаю, что это может повлиять на предвыборную ситуацию в России, потому что, я хочу сказать, что люди, которые следят за этой ситуацией внимательно и продолжают ею заниматься, это, прежде всего, люди в крупных городах, это руководители, предприниматели, пользователи интернета, люди с высшим образованием. Эти выборы делают совсем не эти люди. Эти выборы сделает электоральная масса, которая смотрит государственные каналы телевидения, которым промывают мозги, в общем, это другие люди. Поэтому, к сожалению, ситуация с Ходорковским может заставить задуматься людей и заставляет это делать и отношение к этой истории меняется в пользу Ходорковского, но на результаты выборов эта история не будет иметь никакого влияния.

Макарова: Спасибо

Сохранить
в других СМИ

Комментарии (0)

Для комментирования новости авторизуйтесь
или войдите через социальные сети: