Войти
Войти через социальные сети
Войти как пользователь «Ридус»

У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Забыли пароль? Восстановить

Свернуть меню

Павел Ходорковский на «Дожде».

19 октября 2011, 20:26 | Рич Ричмонд

Павел Ходорковский

В кулуарах одного из старейших дискуссионных клубов Оксфорда (политические дебаты были посвящены России) Павел Ходорковский ответил на вопросы корреспондента телеканала "Дождь".

ВИДЕО можно посмотреть ЗДЕСЬ.

Корреспондент: Спасибо, что согласились пообщаться с нами. Похоже, что в ближайшее время в России будет определенно один и тот же президент и уже ясно кто это. Как вы считаете, как это скажется на деле вашего отца?

Ходорковский: К сожалению, после вынесения приговора по второму делу 30 декабря прошлого года стало очевидно, что Путин будет удерживать моего отца за решеткой настолько долго, насколько это возможно. К сожалению, возвращение его в президентское кресло означает, что он будет делать все для этого возможное в своем новом качестве. И причина тому его некий параноидальный страх потерять власть. Многие люди анализировали ситуацию до официального объявления рокировки Медведева с Путиным и предугадывали, что он останется в кресле премьер-министра. И его решение остаться на теперешней должности было бы логично: меньше шансов присутствовать на ответственной позиции во время социального взрыва. К сожалению, он выбрал нелогичный подход к этому из-за своего страха потерять власть. И я думаю, что для всей страны, так и в частности для моего отца, это означает еще долгий период несвободы.

Корреспондент: Как вы думаете, у Путина какие-то личные счеты с вашим отцом или?..

Ходорковский: Я считаю, что эмоциональная составляющая сыграла большую роль в 2003 году. Владимиру Владимировичу не понравилось некое ослушание со стороны моего отца в вопросе финансирования оппозиционных партий. Но Путин очень прагматичный человек. Я думаю, что на сегодняшний день он руководствуется двумя причинами, которые заставляют его удерживать моего отца в тюрьме. Первое - это страх, что если мой отец выйдет на свободу, он консолидирует вокруг себя весьма разрозненную оппозицию, которая существует на сегодняшний день в нашей стране. На самом деле это не так. Мой отец неоднократно говорил о том, что он не собирается заниматься политикой. Тогда, когда он выйдет, наконец, на свободу, он будет заниматься общественной деятельностью и инвестировать в образование, прежде всего. Вторая причина – это экономическая составляющая. Это люди, которые окружают Путина. Это люди, которые использовали заключение моего отца для банкротства компании ЮКОС. Эти люди боятся, что, выйди мой отец на свободу, он попробует заполучить компанию обратно. С реалистичной точки зрения, это просто невозможно на сегодняшний день. Мой отец уже неоднократно говорил, что он не собирается мстить, он не будет пытаться вернуть себе ЮКОС. Ну, и к тому же, это практически невозможно.

Корреспондент: Вы общаетесь с отцом сейчас?

Ходорковский: Да, я общаюсь с отцом и, к счастью, с того момента, как его перевели в колонию рядом поселком Сегежа, у него появилась возможность звонить. И я с ним поговорил первый раз за 8 лет по телефону в конце августа.

Корреспондент: Часто получается созваниваться?

Ходорковский: К сожалению, доступ к телефону очень ограничен, потому что никаких специальных привилегий для моего отца в этой колонии нет. У него есть возможность звонить по 15 минут каждую субботу. Он, естественно, делит это время между всеми членами семьи, но мне уже удалось поговорить с ним 4 раза.

Корреспондент: Павел, вы сейчас сами довольно долго живете в Соединенных Штатах Америки. Бывает желание вернуться в Россию?

Ходорковский: Вы знаете, на сегодняшний день, даже если бы мой отец находился на свободе, а ситуация при этом в России была такая же, я скорее всего не вернулся бы домой. По многим причинам, из-за соображений безопасности, из-за соображений ведения бизнеса. В Америке у меня своя компания, которую было очень легко зарегистрировать, и которая функционирует на правовом ландшафте. Мне не нужно никому платить взятки, мне не нужно ждать и как-то ускорять процесс получения необходимых лицензий. В России у меня есть достаточно знакомых, которые мне рассказывают, как этот процесс работает по-другому в коррумпированной системе. Поэтому я думаю, что даже если бы ситуация с отцом не была настолько печальная, он не находился бы за решеткой, но при этом страна все равно проходила бы через тот период несвобод, разрушения гражданского общества, разрушения легальной системы, я, скорее всего, не поехал бы обратно.

Корреспондент: Вы себя не видите в новой политике в России?

Ходорковский: Вы знаете, я не буду загадывать на десяток, двадцать, тридцать лет вперед. На сегодняшний день мне интересен мир бизнеса. Моя компания занимается производством электрических счетчиков, я работаю технологом в этой компании. Это та часть жизни, которая на сегодняшний день мне интересна. Я хочу развивать этот бизнес и работать в этой сфере.

Корреспондент: Так, по-человечески, скучаете по России?

Ходорковский: Конечно, я скучаю по России. Прежде всего, я скучаю по людям, которых мне пришлось оставить, к которым я не могу поехать из-за опасений, что мою семью как-то будут преследовать, что я буду использован как некий рычаг эмоционального давления на отца. Но, конечно, я скучаю по дому. Я очень жду того момента, когда я вместе с моей женой и с нашей дочкой смогу поехать и показать, наконец, внучку моему отцу.

Автор: Дмитрий Еловский

Сохранить
в других СМИ

Комментарии (11)

Для комментирования новости авторизуйтесь
или войдите через социальные сети:

Поправьте ссылку на видео.