Войти
Войти через социальные сети
Войти как пользователь «Ридус»

У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Забыли пароль? Восстановить

Свернуть меню

МОИ ДРУЗЬЯ - МОЕ БОГАТСТВО

04 октября 2011, 20:35 | dvestiru

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ХРОНИКА

В подмосковном городе Дзержинском работает несколько предприятий, занимающихся благоустройством. У всех на слуху названия этих предприятий – «Итекс», Ремдор» и «Дорзеленстрой».

В 2005 году умер Николай Лазурин – основатель и руководитель этих предприятий, почетный житель города Дзержинского. Смерть Лазурина стала неожиданностью для всех горожан – этого человека в городе любили и уважали.

В 2011 году был открыт памятник Николаю Лазурину, его именем назвали бульвар. «Я хочу сказать о душевности Николая Лазурина, - сказал на открытии памятника Александр Краснянский, глава предприятия «Дорзеленстрой». – Он был талантливым другом, если у кого-то случались невзгоды, он всегда был готов прийти на помощь. Он никогда ничего не жалел».

Год назад, в 2010 году, через пять лет после внезапной смерти Николая Лазурина, его вдова Наталья Ивановна и сын Евгений, владея 60% долей одного из этих предприятий, решили из него выйти. Внезапно выяснилось, что свои 60% они получить не могут, поскольку имущество предприятия находится в залоге под ипотечный кредит. Для Натальи Ивановны и Евгения, как владельцев контрольного пакета, это стало сногсшибательным известием. Вдове и сыну показали копию протокола, согласно которому они, якобы, выразили свое согласие на эту сделку, в нем они увидели свои подписи, хотя на самом деле ничего не подписывали. Прокуратура, куда позднее обратились вдова и сын, усмотрела здесь состав преступления и направила дело для проверки с целью возбуждения уголовного дела. Но следственные органы по неизвестным причинам это дело тормозят.

НАТАЛЬЯ ЛАЗУРИНА, вдова Н. Н. Лазурина:

- Начинал Николай Николаевич один. Он сам организовал свое предприятие «Итекс», проводил там дни и ночи. Дома его не видели. Предприятие стало расти, появились дочерние предприятия – «Ремдор» и Дорзеленстрой». И потихоньку стали появляться новые друзья, компаньоны. Компаньоны и сейчас, после смерти Николая Николаевича, продолжают там работать. Это Трутнев и Краснянский. Так вот, после колиной смерти встал вопрос: кто возглавит эти предприятия – «Ремдор», «Дорзеленстрой» и «Итекс». Не могу говорить, извините… (Наталья Ивановна плачет).

ЕВГЕНИЙ ЛАЗУРИН, сын Н. Н. Лазурина:

- Отец основал три фирмы – ОАО «Итекс», ООО «Ремдор» и ЗАО «Дорзеленстрой». Эти три фирмы занимались благоустройством территории, строительством автомобильных дорог и озеленением по Москве и Московской области. Но большая часть работ проводилась ими в городе Дзержинском. Отец был гендиректором «Итекса», и в «Дорзеленстрое он тоже был директором, а Краснянский занимал там какую-то должность – то ли зам, то ли инженер, не могу точно сказать. А Трутнев был главным инженером «Итекса». Важно то, что именно отец принял этих людей на работу.

После смерти отца настало тяжелое время. Надо было решать, кто возглавит эти фирмы. Мы, все люди, у которых были доли, собрались и решили, что Трутнев как человек, хорошо знающий город, возглавит «Итекс». Я только окончил учебу и в то время работал в «Итексе» мастером. В «Ремдор» назначили Лапина, друга отца, друга нашей семьи. Насчет «Дорзеленстроя» говорили, что положение тяжелое, что денег нет, и чтобы фирма выжила, решили назначить Краснянского, как наиболее опытного человека. Все три фирмы находились тогда в одном офисе, там и сидели три новых директора. Их еще называли «триада». Одна фирма выигрывала заказ – две другие были на подряде, соответственно, выигрывала заказ другая фирма – остальные две тоже были на подряде. Фирмы были на одной базе, не давали друг другу умереть.

В 2008 году случился кризис. Никаких дивидендов мы не получали, никаких высоких должностей не имели, распоряжаться ничем не могли. И в октябре 2010 года мы с мамой окончательно решили выходить из общества «Ремдор», видя, что наши интересы там никак не представлены. И забрать своё имущество, свою долю, свои 60%. Нам сказали, мол, забирайте какие-то там помещения и выходите. Мы резонно возражали, что земля у «Ремдора» в собственности, а не в аренде, и мы бы хотели получить свои 60% земли. Но нам отвечали, что эту землю заработало предприятие, мол, какое вы имеете право на эту землю? То есть, люди просто забыли, что фирму создали не они, а отец, и что собственным здоровьем он все это и заработал. Нам было сказано, что землю отмежевать невозможно. В общем, нам, владельцам 60% долей, в земле было отказано. Мы стали собирать справки. Обратились в регистрационную палату города Дзержинского. Там нам сказали, что никаких операций с имуществом мы делать не можем, потому что имущество заложено в банке. Это для нас было неожиданностью. Мы спросили, как это могло произойти, если мы ничего не подписывали? Нам ответили, что все документы в порядке, есть протокол, там стоят наши подписи.

ХРОНИКА

В 2008 году в банке была взята ипотека для основания нового предприятия – строительной фирмы ТК «Мир», среди ее учредителей были названы Краснянский и Трутнев. А «Ремдор» выступал в качестве поручителя для обеспечения кредита для новой фирмы, предоставив под залог свое имущество.

ЕВГЕНИЙ ЛАЗУРИН, сын Н. Н. Лазурина:

- Когда мы подняли документы, оказалось, что учредителями ТК «Мир» являются Трутнев, Краснянский, Лапин и еще один человек. Они, заложив имущество «Ремдора», взяли кредит на строительство большого жилого дома в Пущино. Но нас с мамой об этом не спросили. А в Уставе «Ремдора» прописано, что такое решение принимается большинством голосов дольщиков. И должен быть протокол, подписанный всеми сторонами. Все дело в том, что такой протокол был, но наших подписей там не было.

МАКСИМ КОНОНОВ, адвокат:

- Банк, который выдает кредит, обязан был проверить все документы, которые предоставляются, на предмет их полномочий, правильности оформления и так далее. Обязательна проверка протокола согласия участников «Ремдор» на совершение сделки. Банк должен был выяснить, что те лица, которые закладывают имущество и берут кредит на создание новой компании, являются лицами заинтересованными, и банк обязан был убедиться в подлинности протокола согласия учредителей. То есть, убедиться в том, все ли учредители согласны с тем, что «Ремдору» приходится закладывать имущество. Но этого не было сделано. Учредители ООО ТК «МИР» Трутнев и Краснянский являются дзержинскими депутатами, то есть, лицами, имеющими статус, и банк, не проверив документы, выдает им кредит, причем, в немалой сумме. Риски при этом были огромные. Если бы они не возвратили этот кредит, то «Ремдор» расплатился бы с банком заложенной землей. По сути, «Ремдор» заложил не свое имущество, вот о чем идет разговор. Нельзя, не получив согласия собственников этого имущества, имеющих 60% долей, не предоставив банку надлежащие документы на совершение этой сделки, получить такой кредит. Сейчас по этому поводу как раз идут арбитражные суды.

ЕВГЕНИЙ ЛАЗУРИН, сын Н. Н. Лазурина:

- Мы решили все выяснить, пошли в прокуратуру, все там рассказали. В то время там был еще Панин, он выслушал нас и сказал, что здесь усматривается состав уголовного преступления. И 10 декабря 2010 года прокуратура направила заявление Лазуриных в следственный комитет для возбуждения уголовного дела. А 17 января 2011 года мне позвонили из следственного комитета и попросили приехать на дачу показаний. В этот же день мы с мамой едем в следственный комитет, даем исчерпывающие показания, все запротоколировано. Но когда я подписывал протокол, я не обратил внимание, что там стояла дата 17 декабря 2010 года. А в марте было объявлено, что еще 20 декабря было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Основания – показания Краснянского и Трутнева, где они показали, что со мной и мамой была проведена беседа, и мы дали согласие на залог имущества, поэтому никакого состава преступления нет. «Если не согласны, обращайтесь в суд», - сказали нам в органах следствия. И в апреле мы обратились в суд с заявлением о неправомерности действий следственных органов. В мае судом было вынесено постановление о признании действий следователя, отказавшего в возбуждении уголовного дела, незаконными и необоснованными. На основании этого следствие было обязано вновь возбудить проверку и выдать резюме – есть состав или нет состава преступления. Но до сентября ничего не было сделано. Только сейчас они зашевелились, начали что-то делать. Но все действия нового следователя состоят в том, что он звонит Краснянскому, Трутневу и Лапину, но договориться о встрече с ними не может, потому что они все очень заняты.

МАКСИМ КОНОНОВ, адвокат:

- Тем временем ТК «Мир» продолжает работать. Они строят дома, их бизнес идет успешно. Они рассчитались по кредиту, а что касается еще одного кредита, то мы пока не имеем информации, рассчитались они или нет. Но это не меняет сути. А суть в том, что, на мой взгляд, были совершены неправомерные действия. В результате подано заявление о возбуждении уголовного дела по факту мошенничества – статья 159, часть 4 УК РФ. Мы сейчас говорим о том, что был совершен обман. Причем, сами Трутнев и Краснянский в своих показаниях не отрицают тот факт, что Лазурины не подписывали данный протокол, потому что с ними все было согласовано в устной форме. То есть, налицо подтверждение факта подделки подписей, а реакции следственных органов нет. Сейчас идет процесс доследственной проверки, идет со скрипом и нарушением всех сроков. В мае 2011 года было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, мы это постановление обжаловали в суде, суд признал это постановление незаконным и вернул в органы следствия. Но сроки проведения доследственной проверки давно вышли. Мы обратились с жалобой в суд о признании бездействия должностных лиц следственных органов незаконным и необоснованным. И суд вынес постановление о признании бездействий начальника следственного органа Зубцова, выразившегося в неисполнении решения суда о незаконном постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, незаконными. Данное постановление вступило в силу. То есть, суд дважды признал незаконными действия следственных органов – по отказу в возбуждении уголовного дела и по бездействию начальника следственного органа. И сейчас мы ждем результат – как на это отреагирует следствие.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

НАТАЛЬЯ ЛАЗУРИНА, вдова Николая Лазурина:

- Александра Степановича Краснянского мы знаем давно. Познакомились они с Колей в НИХТИ, оба работали в одном цехе, жили в одной комнате в общежитии. Потом Краснянский работал где-то в Малаховке, а потом Коля взял его к себе на работу. С той поры мы дружили семьями. Николай Николаевич всегда ему помогал – и деньгами, и квартиру даже помог получить. Наши дети выросли вместе. Они не выходили от нас, мы от них, наша дружба была очень крепкой, было абсолютное доверие, и я представить не могла, что это может измениться. И вот, когда Коля умер, то мы были уверены, мы надеялись, конечно, что с этой стороны придет помощь. Мы в то время находились в такой растерянности, что ничего не соображали – так всё внезапно произошло. А кто еще мог нам помочь? Только Александр Степанович, ведь он был полностью в курсе всех мельчайших событий в нашей семье. Даже мысли не возникало о недоверии.

ЕВГЕНИЙ ЛАЗУРИН, сын Николая Лазурина:

- Было полное человеческое доверие. Нам привезли Устав предприятия, показали доли: Трутнев – 20%, Краснянский – 20%, я – 20% и мама как вдова – 40%. Мы всё подписали, я тогда работал в «Итексе», и у нас было абсолютное доверие к этим людям.

ХРОНИКА

В 2004 году на территории «Ремдора» стояли два ангара. Глава города Виктор Иванович Доркин решил открыть там небольшой завод по производству тротуарной плитки для города. Доркин и Лазурин поехали в Германию, выбрали и закупили оборудование для завода.

Если раньше город всю тротуарную плитку закупал в Белгороде, в 2006 году в городе начал работать свой завод. В то время город Дзержинский активно благоустраивался – плитки требовалось много. Работа кипела, был куплен кар-погрузчик, работал кран, работали управляющие, механики и рабочие – всего несколько десятков рабочих мест. Постоянно шел завоз материалов, погрузка, складирование.

Вскоре завод исчез.

НАТАЛЬЯ ЛАЗУРИНА, вдова Николая Лазурина:

- Купить такой завод – это было, конечно, недешево. И деньги были вложены большие. Я видела, как Николай Николаевич переживал, потому что он вложил туда последнее. Главный бухгалтер даже говорил, что ситуация с заводом подкосила и предприятие, и здоровье Николая Николаевича.

ЕВГЕНИЙ ЛАЗУРИН, сын Николая Лазурина:

- После смерти отца прошло немного времени и в один прекрасный день руководством «Ремдора» было сказано, что плитку выпускать невыгодно, что завод нерентабелен, и что для нормальной работы требуется дополнительное оборудование. Но ведь когда оборудование покупали, они же не могли купить его просто так, они же просчитали и производительность, и рентабельность.

МАКСИМ КОНОНОВ, адвокат:

- Как только Николай Лазурин ушел в иной мир, сразу возникли вопросы о нерентабельности завода. Возможно, возникла идея пополнения личного бюджета. Это можно сделать, только продав завод. И завод исчез. Сейчас на месте завода находятся пустые ангары. По слухам, все оборудование, все материалы были вывезены в один момент. И никаких концов. Никто ничего не знает. Как только Наталья Ивановна и Евгений Николаевич Лазурины начинают поднимать вопрос о заводе, так разговор уводится от ответов и автоматически переводится на другую тему. Никто не может ответить, куда ушло это оборудование, куда делся завод. Люди до сих пор этого не знают. Как физические лица, Лазурины ничего не могут узнать. Это может выяснить только правоохранительные органы.

АРКАДИЙ КЛЕПИКОВ, адвокат:

- Доля, вложенная в завод Лазуриным, ушла непонятно куда. Нет завода – нет и этих денег. Но если завод являлся одним из активов «Ремдора», и вдова и сын Лазурины имели на него свои права как обладатели 60% долей. Куда делся завод? Каким образом он был продан? Может, он был передан в аренду? Все эти вопросы в любом случае требуют согласия вдовы и сына Лазуриных. Пикантность ситуации еще и в том, что при покупке завода, по словам людей, деньги вносились не только Николаем Николаевичем Лазуриным, но и городским бюджетом. То есть, если в покупке завода участвовали бюджетные деньги, то и бюджет тоже что-то потерял. Либо это было сделано с согласия городской администрации. Пока на эти вопросы мы ответить не можем, но соответствующие запросы должны быть сделаны. Правоохранительные органы об исчезновении завода молчат. Может быть, они ничего даже и не знают.

МАКСИМ КОНОНОВ, адвокат:

- Об исчезнувшем заводе мы можем подать заявление в прокуратуру. Вопрос в том, какова будет реакция? Прокуратура, конечно, может задать кому надо любые вопросы и истребовать некоторые документы, но судя по тому, какова реакция следственных органов на очевидные «деяния», можно сделать вывод, что такой же будет реакция по заводу. Не надо забывать статус лиц, имеющих отношение к заводу. Они – депутаты. Мы не можем никого обвинять, но факты остаются фактами: у нас пропадают заводы, следственные органы пренебрегают действующим законодательством, а имуществом владельцев рискуют другие люди.

НАТАЛЬЯ ЛАЗУРИНА, вдова Николая Лазурина:

- Пять лет после смерти Коли была тишина. Говорили, что бульвар назовут Лазуринским. Потом решили поставить памятник. Я им говорила, что поставить памятник – это же очень дорого, я думаю, что, может, и не надо было его ставить. Ведь мы остались обманутыми. Прошло пять лет после смерти, и предприятие, созданное Николаем Лазуриным, тоже умерло. Формально оно работает, но все же видят, что происходит с городом. А Коля жил городом, город для него был всем. Я готовила еду, Коля забирал всю еду и уходил в ночь, кормил там рабочих. Это была его жизнь. И собор подняли, и плитку положили, и площади сделали. А сейчас забвение. Очень жалко.

ЕВГЕНИЙ ЛАЗУРИН, сын Николая Лазурина:

- Памятником они хотели показать, что помнят, какой отец был настоящий друг и хороший человек. Но нам слышать это очень тяжело. Мы присутствовали на открытии памятника с двойным чувством. Первое – это чувство гордости за отца. И второе – это когда все они говорили там речи, какие они были друзья отца. Очень тяжело было на это смотреть и это слышать. Все их слова не были искренними. Искренно говорил только Мартынюк. А все остальные… Они лишь всплыли на смерти отца. Мы тысячу раз приходили к этим людям, мы не стучали кулаком по столу, мы не диктовали свои условия, мы хотели по-хорошему решить все вопросы. Но эти люди только смеялись над нами, отфутболивали, говорили, что ничего мы от них не получим. А на открытии памятника все эти люди улыбались и говорили: как живешь, Женя, как дела? Поверьте, это очень неприятно.

***
ХРОНИКА

АРКАДИЙ КЛЕПИКОВ, адвокат:

- В настоящее время в производстве арбитражного суда находится на рассмотрении два иска. Первое – о признании недействительным решения учредителей о выводе Натальи и Евгения Лазуриных из состава учредителей. В ближайшее время будет суд. И второе – о признании недействительной сделки, связанной с залогом имущества и получением кредитов. Мы говорим о том, что сделка была крупной, было необходимо согласие учредителей Лазуриных, и о том, что сделка была совершена аффилированными лицами. Дата этого дела тоже назначена. Что касается заявления о возбуждении уголовного дела, то пока мы не знаем, в какой стадии все это находится, но есть постановление суда о признании незаконным бездействия следственных органов, и сейчас мы будем решать, каким образом нам действовать дальше.

Сергей Васильев, фото Двести РУ

Сохранить
в других СМИ

Комментарии (0)

Для комментирования новости авторизуйтесь
или войдите через социальные сети: