Войти
Войти через социальные сети
Войти как пользователь «Ридус»

У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Забыли пароль? Восстановить

Свернуть меню

Жертвы сноса самостроя: кто на самом деле пострадал

15 февраля, 10:37 | Максим Коломиец

Блицкриг-операция по сносу торговых палаток, признанных столичными властями самостроем, «угрожающим жизни людей», стала главной темой для обсуждения не только среди жителей Москвы, но и далеко за ее пределами.

Массовый снос незаконно установленных ларьков, магазинов и кафе у станций метро получил собственное неофициальное название — «Ночь длинных ковшей», в мгновение ока ставшее интернет-мемом в Рунете. В блогосфере бытуют разные мнения о действиях столичной мэрии, однако одно из них муссируется гораздо активнее: пользователи социальных сетей создали скорбный образ некоего коллективного предпринимателя, чей малый бизнес был разрушен пресловутым «длинным ковшом».

«Ридус» пошел на поводу у «плакальщиков» и «всепропальщиков», и выяснил, кто же на самом деле пострадал от спецоперации мэрии Москвы.

«Черкизон 2.0»

«Ночь длинных ковшей» действительно оставила без работы около двух тысяч человек, которые еще в начале прошлой недели были уверены в своем стабильном будущем. Их истории активно разносятся по социальным медиа. Однако владельцы снесенных зданий предпочитают держаться в тени — как выяснилось, эта привычка образовалась у них еще в 90-е.

Журналисты «Комсомолки» установили личность владельца снесенных павильонов у метро «Сокол». Как выяснилось, торговые палатки на Ленинградке принадлежат Фазилю Измайлову, бывшему главе управы района Сокол и зампрефекта Северного округа Москвы, лишившегося должности сразу после прихода Сергея Собянина на пост мэра столицы.

Еще в 2009 году, в ходе расследования дела о крупной контрабанде на «легендарном» московском Черкизовском рынке, стало известно, что Фазиль Измайлов изменил свою фамилию, чтобы не афишировать свое родство с экс-владельцем «Черкизона», мультимиллионером Тельманом Исмаиловым. Как выяснили тогда «Известия», Фазиль Марданович трижды менял фамилию: сначала он был Исмаиловым, потом Исмайловым и наконец стал Измайловым.


Фазиль Измайлов (Исмаилов) © wikipedia.org

Предпринимательская жилка братьев Исмаиловых — это у них семейное. И Тельман «Король Черкизона» Исмаилов, который год назад был признан Арбитражным судом Московской области банкротом, и Фазиль Измайлов — это звенья одной цепи теневых олигархов, развернувших свой бизнес по всей столице.

Финансовая «Пирамида»

Хорошо известный москвичам торговый центр «Пирамида», расположенный у метро «Пушкинская», также готовится к сносу. Сомнительное с точки зрения архитектурной ценности угловатое сооружение из стекла и бетона закроется 16 февраля, а уже через неделю после закрытия власти Москвы сравняют с землей и его.


ТЦ «Пирамида» на Тверской © wikipedia.org

Собственником «Пирамиды» значится легендарный столичный предприниматель Вячеслав Васнев, который стал буквально трендсеттером ларечного движения в Москве в начале 90-х. О богатом предпринимательском опыте Васнева можно судить по любопытному факту: это далеко не первый снос его собственности. В начале «нулевых» бизнесмен пережил снос большой группы павильонов «Славянский ряд» площадью около тысячи квадратных метров на Петровке из-за реконструкции ЦУМа.

Согласно упомянутому выше расследованию «Комсомолки», в 1996 году Васнев взял в аренду 1020 квадратных метров подвала у ФГУП «Редакция „Известия“» сроком на 20 лет. В подвале после реконструкции открылся ныне закрытый «Тверской пассаж», а рядом у метро «Пушкинская» предприниматель развернул на 1547 квадратных метрах ТЦ «Пирамида».

Впрочем, глупо было бы полагать, что после сноса «Пирамиды» Васнев лишится последних средств к существованию: в активах бизнесмена значатся пятиуровневый торговый комплекс класса luxury & premium «Западный», занимающий 30 000 квадратов на Рублевке, и ресторан на площади Революции.

Как видим, владельцы самостроя в «ночь длинных ковшей» лишились далеко не последней собственности. В столичной мэрии хорошо известно, что среди хозяев снесенных павильонов есть владельцы крупных торговых центров и ресторанов столицы. «Есть и такие, кто сидит в офшорах», — разрушает легенду о пострадавшем ларечнике-мелком бизнесмене анонимный источник в администрации.

Часто такими постройками владеют люди, которые передают их в аренду и субаренду без оформления договоров. В результате выстраивается теневая схема, и в конце цепочки оказывается трудовой мигрант, у которого может не быть не только разрешения на торговлю, но и права находиться в стране.

«Какой мэр? Каких таких лужков?»

Хозяева или субарендаторы сотни снесенных палаток и торговых комплексов наперебой уверяют в законности приобретения собственности. Однако эти «законные схемы» являются не чем иным, как наследием Москвы 90-х под руководством «утратившего доверие президента России» Юрия Лужкова, считают в Департаменте торговли и услуг Москвы.


Обедневшие от сноса ларьков представители «малого бизнеса» © cont. ws

Глава департамента Алексей Немерюк на пальцах объясняет, как выглядела одна из наиболее распространенных схем обогащения в «лихие 90-е», эхо от которых звучит по сей день:

Город в 90-е годы выделил предпринимателю землю под установку некапитального нестационарного объекта. Стороны заключили договор на пять лет. Коммерсант поставил павильон, допустим, 20 квадратных метров, быстренько обложил его кирпичом. Все это согласовал или вообще не согласовывал, как какие-то фасадные работы. После этого заказал некое экспертное заключение в одном из проектных институтов, причем необязательно в Москве. В заключении написано, что это капитальное сооружение.

Коммерсанту остается лишь вызвать специалиста БТИ, получить у него выписку из технического паспорта в формате справки А1 или Б1. «Так он даже мог сделать ИРД — исходно-разрешительную документацию, в которой было указано, что у него есть проект на возведение некапитального сооружения, — продолжает глава московского Департамента торговли и услуг. — Потом коммерсант приходил в регистрационную палату со всеми этими документами — договором под строительство некапитального объекта, экспертным заключением и т. д. В итоге он получал свидетельство на право собственности».

Именно поэтому все владельцы снесенного самостроя давно знали о своей участи, говорит Немерюк: «Практически по каждой из этих построек в свое время шли судебные разбирательства. Мы оспаривали законность нахождения этих объектов в городе. Собственники этих зданий всем известны. Достаточно забить запрос в любой поисковик в Интернете».

Примечательно, как быстро на защиту своих «бизнес-партнеров» встал экс-мэр Москвы. В интервью «Русской службе «Би-би-си» Лужков назвал массовый снос торговых площадей «расправой над малым бизнесом». Однако, как мы уже убедились, размеры бизнеса, павшего под «длинным ковшом», Лужков слишком уж преуменьшил.

«Золотая моя Москва»

Мэр Москвы Сергей Собянин в официальном заявлении пообещал вернуть москвичам Москву, с ее «открытыми, красивыми, любимыми» скверами, площадями и улицами:


Скриншот верифицированной страницы Сергея Собянина © vk.com

Слова Собянина подтверждает столичный Департамент капитального ремонта: никакого нового строительства на территориях, освободившихся после сноса объектов, признанных опасным самостроем, не планируется. По словам замруководителя департамента Петра Туркина, «зачищенная местность» будет комплексно благоустроена по программе «Моя улица».

Следовательно, любые предположения скептиков о том, что московская мэрия намерена заменить одни ларьки другими, не подтверждаются. Москвичей ждет «установка малых архитектурных форм, посадка деревьев, скамейки, удобное покрытие и так далее», заверяют в Департаменте капремонта. Мечта урбаниста, если коротко.

Однако эксперты полагают, что основной целью «ночи длинных ковшей» было вовсе не спасение облика города от засилья безвкусного самостроя: это был первый из нокаутирующей серии ударов по коррумпированным чиновникам и теневым олигархам.

В частности, такое мнение высказал в беседе с «Ридусом» политолог Александр Клюкин, назначенный накануне членом Центральной избирательной комиссии. По его словам, к спецоперации московской мэрии нужно относиться исключительно как к реализации антикоррупционной политики столичного градоначальника.

С определенными оговорками, но я все-таки поддерживаю решение правительства Москвы о сносе незаконных построек. Наверное, это можно было провести более удачно в имиджевом плане, предпринять какие-то действия, чтобы у противников столь решительных действий не осталось никаких аргументов. С другой стороны, сама жизнь заставляет это делать решительно, и чем быстрее — тем лучше, тем эффективнее, невзирая на вопли псевдозащитников. Иначе страна никогда не выберется из повсеместной коррупции и организованного преступного бизнеса.

По словам Клюкина, следующим этапом должно стать скрупулезное изучение точек соприкосновения этих бизнесменов с московскими чиновниками: «На многих документах тех лет стоят подписи коррумпированных чиновников, многие из которых до сих пор находятся у власти, их фамилии известны. Они в первую очередь должны понести ответственность», — отметил политолог и новоиспеченный член ЦИК.

Очевидно, что, развязав борьбу с лужковским наследием, Собянин сознательно принес в жертву собственный имидж: стараниями ряда обитателей социальных медиа мэр столицы стал олицетворением всех бед того самого коллективного предпринимателя, лишившегося всего в «ночь длинных ковшей». Серьезный репутационный урон, впрочем, удастся с лихвой восполнить чередой побед на антикоррупционном фронте. Не исключено, что именно на такой сценарий развития событий и рассчитывает готовящийся к затяжной схватке с коррупцией столичный градоначальник.

Сохранить
в других СМИ

Комментарии (10)

Для комментирования новости авторизуйтесь
или войдите через социальные сети:

Очень интересно. Спасибо.

Слабо верится в непродающееся наследие на фоне распродажи городской собственности, ведущейся в последние годы. И совсем не верится в открытые красивые скверы, площади, улицы, когда видишь растущие как грибы огромные торговые центры и ведущуюся точечную застройку.
Какой там имидж... имидж выкачивателя денег из горжан ничуть не пострадал.)

Интересно, если это были незаконные строения, то почему их снесли не по суду в рабочем порядке, а по распоряжению правительства Москвы?

Для того, что бы я поверил в ЗАКОННОСТЬ действий мэра, необходимо было:
1. Провести расследование (не путать с междусобойчиком в кабинете)
2. Привлечь к ответственности чиновников виновных в превышении
3. Получить решение суда на снос
4. СНЕСТИ.
А не наоборот.

Всё время, как мантру, повторяют слова "самострой", "незаконные"...
Только, почему-то, стыдливо умалчивают, что из всех снесённых строений, судами были признаны незаконными только 3 (три) строения.

Снесли ларьки построенные при старике Батурине, теперь можно строить новые - с соответствующими откатами новым власть предержащим