Войти
Войти через социальные сети
Войти как пользователь «Ридус»

У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Забыли пароль? Восстановить

Свернуть меню

Россия обречена на союз с Ираном

13 февраля, 02:09 | Екатерина Трофимова

Россия и Иран подтвердили обоюдный настрой на дальнейшее укрепление отношений. Об этом сообщил МИД РФ после встречи министров иностранных дел РФ и Ирана Сергея Лаврова и Мохаммада Джавада Зарифа. Она прошла на этой неделе «на полях» очередного заседания Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности в преддверии заседания Международной группы поддержки Сирии.

«Обсуждались актуальные вопросы развития двустороннего сотрудничества. Состоялся обмен мнениями по ряду проблем международной и региональной политики. Подтвержден обоюдный настрой на дальнейшее укрепление российско-иранского взаимодействия в интересах обеспечения стабильности и безопасности в регионе Ближнего Востока», — сообщили в российском ведомстве.

После снятия санкций с Ирана взаимодействие с этой страной выходит на авансцену не только российской политики, но и экономики. У российских компаний есть окно в 6−9 месяцев, чтобы успеть занять свободные ниши в иранской экономике, заявил управляющий директор компании RIF Management Кирилл Громов на конференции в Москве, посвященной перспективам отечественного бизнеса в этих новых условиях.

Долгая дорога к рынку

История санкций в отношении Ирана берет начало с 1979 года, когда США заморозили иранские активы в ответ на захват американского посольства в Тегеране. С 2006 года к санкциям подключается Организация объединенных наций. Совет безопасности ООН в течение 10 лет принимает 6 резолюций, касающихся ядерной программы Ирана. На этом основании Европейский Союз также вводит санкции в отношении этого ближневосточного государства, направленные на ограничение разработки ядерной программы и предполагающие наложение запрета на импорт определенного вида вооружений.

Лишь в 2013 году была достигнута предварительная договоренность с Ираном по выработке совместного плана действий. Документ предусматривал ограничение иранской ядерной программы и доступ европейских инспекторов к объектам по обогащению урана. В ответ «Евротройка+3» приостанавливали действие санкций, включая ограничения по экспорту иранских нефтепродуктов.

На основании этого плана в середине 2015 года и был принят исторический документ — совместный всеобъемлющий план действий, предусматривающий поэтапную отмену санкций в отношении Исламского государства Иран. В итоге, уже в январе этого года действие всех санкционных резолюций Совбеза ООН было прекращено, а санкции с Ирана — сняты.

Налетай, торопись!

После снятия санкций с Ирана освободился громадный, привлекательный для инвестиций рынок, с объемом внутреннего валового продукта порядка $440 млрд, где проживает около 80 млн человек, отметил Кирилл Громов. И для российских компаний, по его мнению, сложились уникальные условия, когда новый рынок готов к приему инвестиций, к реализации новых масштабных и капиталоёмких проектов, а конкуренции со стороны других зарубежных компаний нет.

«В связи с тем, что не все американские санкции были сняты, европейские и американские компании сегодня опасаются действовать в Иране агрессивно. Они постепенно изучают этот рынок, но конкретных шагов было сделано пока не так много», — пояснил аналитик.

Начальник сектора экономики зарубежных стран Российского института стратегических исследований Сергей Каратаев согласен с тем, что перспективы у этого направления есть, и достаточно неплохие. Однако конкуренцию со стороны европейских компаний не стоит недооценивать, полагает он.

«Поскольку, прежде всего, это наши политические партнеры, мы видим, что идеологическая подоплека продолжения дружбы со странами Востока остается, и это благоприятно для России, — сказал эксперт „Ридусу“. — Идеологически с американскими компаниями они пока еще, в общем-то, не готовы работать. Мы это можем видеть, прежде всего, по новостям о том, что транзакции на поставку нефти иранцы хотят явно не в долларах. Рассматривается вопрос их перевода и в евро, и в юани. С другой стороны, мы видим, что иранские первые лица приезжают в Европу, их встречают очень хорошо и в Италии, и во Франции. И забываются все заявления, которые делались, лишь бы европейские компании подписывали контракты. Так что конкуренция за иранскую экономику, за иранские деньги, постольку поскольку уже разблокируется от $30 млрд, по некоторым данным, до $100 млрд, в любом случае будет, и она будет достаточно жесткой».

Слабость российских позиций, по мнению аналитика, заключается в том, что в текущих условиях у страны нет возможности финансировать экономические проекты так, как они финансировались раньше. «И Минфин наш заявляет, что выдавать кредиты мы в ближайшее время не готовы, — напоминает он. — Но с другой стороны, было так же заявление, что это не касается Ирана, где мы обязались, если я не ошибаюсь, $5 млрд предоставить как раз под закупку нашей высокотехнологической продукции. „Уралвагонзавод“, если я правильно помню, уже подписал контракт, будут и другие контракты. Так что перспектива есть, но, в то же время, нельзя говорить, что это будет для нас простая прогулка. Будет трудно. Будут европейцы, китайцы. Американцев не будет, но это не сильно облегчит ситуацию».

Что же касается благоприятных условий, они начали складываться еще в прошлом году, полагает Сергей Каратаев. Причем, если просмотреть сообщения российских и иностранных СМИ, можно увидеть, что в отношении отечественных компаний пока больше разговоров о том, что будут подписаны соглашения, тогда как для европейцев и китайцев контракты уже начинают подписываться. «Мы с этим процессом несколько запаздываем, но тут я думаю, очень большим фактором является наша экономическая ситуация, к сожалению, объективная наша слабость, которую надо просто учитывать», — констатирует эксперт.

Риск — дело благородное

Партнер юридического бюро «Герберт Смит Фрихилз» Ольга Ревзина также считает, что хорошие политические отношения между Россией и Ираном играют на руку российским предпринимателям. «Благодаря этому Правительство Ирана готово предоставить особые гарантии нашим инвесторам. Уже принят меморандум о защите инвестиций, а в ближайшее время будет подписано двустороннее соглашение. Все это делает капиталовложения в экономику Ирана максимально безопасными», — уверена она.

Сергей Каратаев, в свою очередь, полагает, что определенный риск все-таки есть. «Есть сообщения о том, что страховые компании пока еще не готовы работать, что те же США, не успев снять одни санкции, другие собираются вводить, некоторые ввели уже, что, возможно, Европа присоединится», — отмечает он. Но, опять же, многое будет зависеть от состояния мировой экономики вообще и европейской, в частности: насколько страны ЕС будут готовы к тому, что появятся новые санкции, и они потеряют контракты. «Думаю, что вряд ли это произойдет», — добавляет эксперт.

С тем, что риск для инвестиций в Иране действительно существует, согласен и Кирилл Громов. Но этот риск значительно меньше, чем для инвестиций в другие страны данного региона, полагает он. «Мы видим, что на протяжении последних лет Иран развивается уверенными темпами, является самым спокойным и благоприятным государством региона. Поэтому риски минимальны, а с учетом гарантий, предусмотренных международными соглашениями — они и вовсе стремятся к нулю», — подчеркивает аналитик.

«Мы обречены и должны быть партнерами, рассматривать Иран как нашего партнера в этом регионе, как нашего партнера в диалоге Россия-Иран-Индия, всячески привлекать эту страну к сотрудничеству в рамках ШОС и расширять сотрудничество. Поскольку не так много стран, которые поддерживают нас, в том числе, в период санкций, было бы странно, если бы мы этим не воспользовались и не расширяли сотрудничество с тем, кто показал себя нашим партнером, нашим союзником», — резюмирует Сергей Каратаев.

Стоит ли России максимально сближаться с Ираном после снятия с него санкций?

Проголосовало 54 человека

(Для голосования нажмите на соответствующую вашему выбору строку)

Сохранить
в других СМИ

Комментарии (0)

Для комментирования новости авторизуйтесь
или войдите через социальные сети: