Войти
Войти через социальные сети
Войти как пользователь «Ридус»

У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Забыли пароль? Восстановить

Свернуть меню

Новый игрок перевернет Ближний Восток вверх дном

08 февраля, 03:42 | Максим Легуенко

Глядя на происходящее в ближневосточном регионе, можно сказать, что на наших глазах вершится то, что совсем скоро станет частью истории. Последствия сегодняшних событий на десятилетия вперед определят расклад сил в этом непростом регионе, а возможно, и на всем евразийском континенте.

Замковый камень

В пользу этого свидетельствует череда событий, происходивших и продолжающих происходить в последние месяцы. Прежде всего это падение мировых цен на нефть, произошедшее не без помощи саудовских шейхов; обострение гражданской войны в Сирии; яростная политическая схватка за влияние на Сирию между Турцией и Россией; снятие Западом санкций с Ирана; заявления Саудовской Аравии и ОАЭ о готовности принять участие в сухопутной операции в Сирии, и еще одно событие, которое может стать своеобразным «замковым камнем» всему, что было перечислено выше.

Напомним, что в пятницу вечером стало известно, что Иран намерен отказаться от доллара в расчетах за поставленную нефть, предпочтя американской валюте евро. Также в евровалюте исламская республика готова получить замороженные в рамках санкций активы, стоимость которых измеряется миллиардами евро.

Единственной целью столь странного шага может являться желание Тегерана вывести свои расчеты из-под контроля американских банков. Зачем это нужно делать стране, которая только-только вышла из-под жесточайших санкций Запада?

Ответ на этот вопрос может быть только один: чтобы максимально обезопасить себя от повторного их введения. «В США средства могут заморозить указом президента, — пояснил „Ридусу“ финансовый аналитик Дмитрий Голубовский. — Обама подпишет новые санкции, и пропали деньги. А в ЕС нужно решение Еврокомиссии. Это бюрократия. Она долго раскачивается. Можно успеть среагировать. Скорее всего, именно из этих соображений они и хотят евро».

Таким образом, действия Тегерана могут свидетельствовать о том, что руководство страны готовит себя к неким шагам, ответом на которые вполне могут оказаться новые санкции.

Царь горы

С тех пор, как весь мир подсел на ближневосточные нефть и газ, этот регион является ключевой точкой, контроль над которой означает контроль над всем, что происходит в мировой экономике и не только в ней. Неудивительно, что на протяжении десятилетий за этот контроль, зачастую под «чутким руководством» США, боролись Иран, Ирак, Турция, Саудовская Аравия и ОАЭ. Все это сильно напоминает известную игру в «царя горы», в которой победителю достается полный контроль над «возвышенностью».

До последнего момента таким «царем» оставалась Саудовская Аравия с рядом своих сателлитов из ОПЕК. Это полностью устраивало Запад, активно покровительствовавший саудитам. Во многом именно с этой целью тем же Западом были введены санкции в отношении их главного конкурента — Ирана.

«Царь горы» оказался низвержен с началом сланцевого бума в США. Соединенные Штаты перестала интересовать саудовская «бензоколонка», так как они сами за считаные годы стали крупнейшими производителями черного золота в мире.

В ответ на это Саудовская Аравия попыталась развязать ценовую войну, призванную уничтожить американскую сланцевую энергетику. Однако это удалось ей лишь отчасти — сланцевые нефтяные компании оказались на редкость живучими даже в условиях сильного падения цен.

В итоге объявленная Америке и всему миру ценовая война обернулась для Саудовской Аравии поражением. Эр-Рияд был сам вынужден прибегнуть к «проеданию» резервов и поиску внешних заимствований. «Контрольным выстрелом» со стороны Запада стало снятие санкций с главного ночного кошмара Саудовской Аравии — Ирана. За время санкций последний накопил огромные запасы нераспроданной нефти, которые он готов продавать по любым ценам.

Битва за нефтяной трон

Таким образом, с падением саудовского «царя горы» ближневосточный трон оказался временно свободен. Основными претендентами на него сегодня являются пытающаяся вернуть свои позиции Саудовская Аравия с союзниками и возомнившая себя новой Османской империей Турция Реджепа Эрдогана. Площадкой для выяснения отношений претендентами стала многострадальная Сирия. На самом деле значение этой страны в битве за нефтяной трон куда выше, чем просто роль территории, по которой может осуществляться транзит углеводородов в Европу. Сирия является своеобразным ключом к дремлющему великану — шиитскому Ирану. Будучи зажатым санкциями, он долгое время не подавал признаков жизни, что у многих породило иллюзию его неучастия в схватке.

До недавнего времени наилучшие шансы в этой игре были, безусловно, у Турции. Отхватив часть сирийской территории (под предлогом защиты туркоманов) и сбросив через повстанцев режим Асада, Анкара имела все шансы вывести из игры Сирию и установить контроль над регионом. После этого Эрдоган мог бы договориться с саудитами, но уже на своих условиях.

Вся эта идиллия была разрушена с приходом в Сирию России, после чего свержение Асада и захват Турцией сирийских территорий оказались под вопросом. Расклад сил моментально изменился, чему, сама того не ведая, поспособствовала Москва.

Иран жертвует пешку и выигрывает партию

Однако прежним раскладам реализоваться уже вряд ли суждено. Неожиданно заявивший о себе Иран, похоже, спутал карты всем основным игрокам ближневосточной партии. Судя по заявлению об отказе от доллара в нефтяных расчетах, Тегеран намерен вступить в большую стратегическую игру. Для этого ему было необходимо избавиться от «американского поводка», что он, похоже, и решил проделать. Пожертвовав в начале игры «пешку» в качестве благосклонности Запада, Иран намерен выиграть всю ближневосточную партию.

«Иранцы играют вдолгую. Они отлично держат удар и достигают поставленных целей, — говорит Дмитрий Голубовский. — Это будущий гегемон Ближнего Востока. Вакуум влияния в регионе будет заполнен персами».

Подтверждением этих предположений стала крайне нервная реакция со стороны Саудовской Аравии и ОАЭ, заявивших в конце прошлой недели о готовности принять участие в сухопутной операции в Сирии. При этом большинство экспертов не скрывает, что основной целью арабских военных станут не исламисты из ИГИЛ, а режим Асада, который в сложившейся ситуации им необходимо «утопить» любой ценой. Падение стратегического союзника в лице Дамаска, вероятно, отсрочит экспансию Ирана, что позволит саудовцам выиграть время.

Впрочем, способность Саудовской Аравии разрешить ситуацию силовым путем вызывает у экспертов массу вопросов. «В чисто военном отношении саудовская армия — это довольно ленивые солдаты на дорогих американских игрушках, — заявил „Ридусу“ профессор РУДН Мейсант Аль-Джанаби. — Они даже в Йемене не могут справиться с малочисленными и плохо вооруженными группировками. А в Сирии им будет противостоять армия, набравшая какой-никакой боевой опыт и пользующаяся поддержкой российской авиации».

Одним словом, проиграв ранее в финансово-экономическом плане, Эр-Рияд рискует получить еще и военное поражение от Сирии, поддерживаемой Россией.

Что касается Турции, то ее можно считать более сложным соперником Ирана, однако сегодня и она вряд ли способна занять ближневосточный трон. Прежде всего это связано с личностью ее не совсем адекватного лидера. «Эрдогану недолго осталось, его заменят, — говорит Дмитрий Голубовский. — Он потерял ощущение реальности. Во-первых, он поссорился с Израилем, во-вторых, обострил отношения с Курдами, в-третьих, хочет цапнуть кусок территории у Сирии, в-четвертых, глупо поссорился с Россией».

Вместо эпилога

Вернувшись в мировую политику, Иран с ходу вступил в сложную игру, удачно воспользовавшись вакуумом влияния на Ближнем Востоке. И сегодня его шансы на успех достаточно высоки.

В случае победы Тегеран получит возможность определять повестку в переговорах с Западом, от которого ему потребуются многомиллиардные инвестиции для восстановления экономики после санкций. Помимо Запада, Иран может рассчитывать и на инвестиции из Китая, всегда проявлявшего к этой стране повышенный интерес. Отсутствие контроля за операциями Ирана через американские банки сделает его менее уязвимым к финансовому давлению со стороны США и ЕС, и как следствие — более самостоятельным. Так же весьма вероятно, что с установлением своего влияния в регионе Иран вернет квоты на экспорт нефти, отошедшие на время санкций к Саудовской Аравии.

Кто, на ваш взгляд, в результате ближневосточного конфликта получит контроль над регионом?

Проголосовало 1329 человек

(Для голосования нажмите на соответствующую вашему выбору строку)

Сохранить
в других СМИ

Комментарии (0)

Для комментирования новости авторизуйтесь
или войдите через социальные сети: