Войти
Войти через социальные сети
Войти как пользователь «Ридус»

У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Забыли пароль? Восстановить

Свернуть меню

Доминик Лескюр: «Во Франции нет демократии»

22 ноября 2011, 06:07 | Veles

Я думаю, Россия нуждалась в таком лидере, как Путин - Доминик Лескюр

«Мы привлекаем внимание»

— Доминик, ваш блок часто путают с фашистами?

— Да. Но мы сами обвиняем фашизм и нацизм за их варварские методы. Мы — партия 21 века.

— Расскажите тогда, какое место вы занимаете в политической системе Франции.

— Журналисты любят все упрощать и называть нас крайне правыми. Но мы — не левые и не правые, мы хотим сдвинуть эту границу. Наш блок как бы посередине и у нас много партнеров в разных партиях. Однажды мы организовали первую конференцию об исламизации Европы, на которой присутствовали как крайне левые троцкисты, так и профсоюзы. Это одно из мероприятий, которое мы сделали по вопросам, интересующим нас всех. Но у нас есть и своя политическая линия.

— Как вы действуете?

— Методом метаполитики. Наша основная задача — пробудить народ различными акциями, заставить его думать. Деятельность нашей партии на 80% состоит из метаполитики, мы пускаем идеи в массы, даем им толчок. Мы не собираемся достигать больших высот в политике. Хотя Мирьям на прошлогодних выборах баллотировалась в местный парламент и набрала 15%, но все-таки в основном мы проводим акции. Например, на Монмартре (район в Париже — АП) у мусульман было принято молиться по пятницам прямо на улице, перекрывая движение. В ответ мы в Facebook собрали людей с предложением собраться в том квартале, выпить там виноградный сок и съесть свиную сосиску. В итоге удалось привлечь внимание к этой проблеме, и мусульманам запретили нарушать общественный порядок.

— Но ведь эти метаполитические акции не принесут реальных политических дивидендов. Не боитесь, что вас посчитают клоунами?

— Такие акции приносят результаты. В том же случае с публичными молитвами на Монмартре премьер-министр запретил в итоге молиться мусульманам на улице, теперь закон не нарушается. Иногда мы переименовываем улицы, приклеивая листок на доме с надписью «улица шариата», например.

— Не похоже на серьезную борьбу.

— Это маленькие акции, но они, в конце концов, приносят реальные плоды. Мы стараемся сочетать юмор и серьезные вещи, которые власти стараются скрыть от народа.

— Как вы относитесь к норвежским терактам Андерса Брейвика?

— Мы обвинили этот акт и считаем, что бороться с исламизацией нужно по-другому. Нужно изменить конституцию, нужно менять законы. Когда началась деколонизация стран Северной Африки, многие французы вернулись оттуда. Мы хотим, чтобы они жили в своей стране. Мы считаем, что если Африка — это один большой черный континент, то Европа должна быть большим белым континентом. Мы за то, чтобы большая часть арабов уехала из страны.

«У нас уровень безработицы — 15%»

— В Благовещенске русские уживаются с выходцами из Средней Азии и Китая, жителями Кавказа… Что мешает также жить французам?

— У нас другая ситуация — постепенно мы становимся меньшинствами. По уверениям специалистов в 2020 году в Брюсселе 50% населения будут мусульмане. Сейчас у нас происходят процессы ливанизации населения. Европа скоро будет состоять из гетто, приезжающие арабы не хотят ассимилироваться, они живут изолированно от европейского общества. При этом они не хотят работать. Уже сейчас в этих гетто стреляют в полицию, а наше правительство запрещает правоохранительным органам защищаться.

— Откуда во Франции взялось столько переселенцев?

— Есть закон о свободе самовыражения «Фабиуса-Гессо», запрещающий говорить что-либо против евреев и арабов. Он был принят в 80-х годах прошлого века и с тех пор он постоянно эволюционировал, и его постоянно дополняли. Все началось после войны в Алжире, закончившейся в 1962 году, тогда было первое переселение арабов во Францию. Первая волна мигрантов была небольшой, и они сразу же ассимилировались. Потом пошла вторая волна — страна нуждалась в рабочей силе. Но они уже основали свои семьи, сохранили свою религию — ислам — и стали жить отдельно. Сейчас уже четвертая волна мигрантов.

— Неужели до сих пор нужна рабочая сила?

— Нет. Сейчас жители Северной Африки приезжают не для того, чтобы работать. Они приезжают, чтобы воспользоваться своими правами. К примеру, есть закон о воссоединении семей, если приезжает один человек в страну, он имеет право привести с собой пять жен, у каждой по несколько детей и в итоге такой француз может получать пособий до 60 тысяч евро в месяц. У нас в стране сейчас безработица — 15%, негде работать даже коренным французам, не то, что приезжим.

— Сколько процентов от населения Франции составляют евреи, арабы и французы?

— Закон «Фабиуса-Гессо» запрещает вести подобную статистику. Но я могу точно сказать, что 80% заключенных французских тюрем — это жители северных стран Африки.

— Почему такой законопроект вообще появился?

— Именно тогда был официально признан Холокост. К тому же началась деколонизация стран Африки, и арабов принимали на льготных условиях. А чтобы население Франции не стало возмущаться, чтобы избежать волнений, власти просто запретили об этом говорить. Кстати, в восьмидесятых основали «Лигу против расизма и антисемитизма». Так вот те, кто ее основал, сегодня все находятся у власти. И Саркози и те, кто его лоббируют — они все евреи.

— Если к вам во Францию будем заезжать я и араб, кому будет проще оформить документы?

— Арабу, конечно. Закон «Фабиуса-Гессо» долгое время развивался в их пользу.

— Но ведь со временем вся Северная Африка переберется во Францию.

— Да.

— И кому это выгодно?

— Политикам и крупным производителям, боссам больших предприятий. Благодаря открытым границам в страну приезжает очень много рабочей силы, и за счет этого можно уменьшить среднюю зарплату. А политики получают взамен огромный, доброжелательно настроенный электорат, который проголосует за них на выборах. Многие законы сейчас работают на иностранцев и иммигранты знают, что им достаточно проголосовать на выборах за того человека, который их потом защитит.

«Мы даем миру уроки»

— Как сейчас выглядит среднестатистический европеец?

— Мы меняемся. Идут этнические изменения, это ведет к размытию культурных традиций. Вместе с метисацией (увеличением количества метисов) идет рост потребительской культуры. Мы теряем нашу европейскую целостность… И это происходит не только во Франции, в Германии то же самое, туда массово переезжают турки. Там такие же изменения на генном уровне — идет метисаж населения. Турки, они, конечно же, не арабы, но они тоже практикуют ислам. А ислам, когда завоевывает какую-то территорию, начинает пропагандировать там шариат.

— И в чем опасность шариата?

— Например, они насильственными способами пытаются запретить употребление свинины, хотя это недорогое и вкусное мясо. Свинина стала настолько символична, что мы даже с моей женой и дочерью создали ассоциацию «Солидарность». Мы организуем акции: готовим и предлагаем всем бесплатно свиной суп. Варили его уже в Париже и Страсбурге, и за это все журналисты Франции обвинили нас в расизме. Однажды мне позвонили с «Аль-Джазиры», они послали команду репортеров, чтобы сделать сюжет об этой акции и показать всем, что мусульманам во Франции приходится тяжело. В итоге в национализме нас обвинили даже собственные власти. С тех пор мы это блюдо не готовим.

— Доминик, вы простите, но я не понимаю, самое страшное в исламе — это свиной суп?

— Еще нарушение прав женщин, полигамия.… Просто свинина — самое яркое проявление. Вот простой пример, в нашей армии, которая на 90% состоит из католиков и немусульман, вся еда должна быть халяльной, то есть не нарушающей исламские пищевые запреты.

— И вы все равно считаете Францию демократической страной?

— Нет. У нас универсальная республика. Сначала во Франции была революция, затем век Просвещения и с тех пор в нашей стране республика. Страна пропиталась универсализмом, универсальными ценностями. Мы себя позиционируем как тех, кто дает уроки остальному миру.

«Европу спасет Россия»

— Сейчас жители Таджикистана и Узбекистана активно мигрируют в нашу страну в поисках работы и лучшей жизни. Можно ли провести параллель?

— В наших странах разные правовые системы. Наши законы позволяют приезжать и оставаться. Например, в 30-е годы Национальный фронт и коммунисты смогли добиться больших прав для рабочих, и наши законы запрещают разделять их на чистых французов и арабов. И в итоге, когда вторые стали основной рабочей массой, они получили все те же права, что и обычные французы.

— То есть Россию такое не ждет?

— Я думаю, Россия сможет спасти Западную Европу. Вы долгое время были закрыты и сохранили чистоту нации. К тому же Европа — это не страны, это — регион. Я считаю, что для сохранения региона в первую очередь нужно заключить пакт о федеральной Европе между Парижем и Берлином.

— А как же Евросоюз?

— В такой форме он нам не подходит. Он сделан людьми, которые сидят в своих рабочих кабинетах и не знакомы с действительностью. Очень тяжело объединить такие страны, как Италия, Греция и Румыния, потому что слабые страны нас тянут вниз. Евросоюз был построен слишком быстро, мы хотим вернуться к Европе времен Каролингов.

— Каким вы видите будущее Евросоюза?

— Мы боимся, что американцы с долларами, которые теряют сейчас вес и конкурируют с евро, постараются дестабилизировать Европу, как они попытались сделать это в России и на Украине. Именно американцы принесли эту концепцию «оранжевой революции». Именно американцы последними бомбили Европу, а точнее — Сараево. Это маленький народ, возраст которого меньше трехсот лет, и которые построили себе страну на войнах в Европе. А англичане — партнеры американцев. Но я верю в то, что от Бреста до Владивостока будет белая Европа.

«Я верю в чудо»

— А что у вас за медальон висит на груди?

— Это символ скандинавского бога войны — Тора. Я — язычник и не верю ни в одну религию и больше доверяю шаманизму и анимизму с тысячелетней историей. Раньше все люди были язычниками, и был один Бог. Потом, когда люди стали верить в религии книг, они ошиблись в интерпретации.

— То есть в Бога вы все-таки верите?

— Я верю в Чудо. Думаю, что люди неспособны определить, что такое Бог. Я, как и шаманы считаю, что мы, люди, как пыль. Начинаем пылью и ею же заканчиваем. Но я никому не запрещаю верить и считаю, что вероисповедание — это личный вопрос каждого человека.

«Россия нуждалась в Путине»

— Кто из российских политиков вам больше всего импонирует?

— Путин. Потому что он сильный и авторитарный. Российский народ, который за исключением небольшого количества, в основной своей массе деполитизированный, в течение долгого времени нуждался в таком сильном лидере. В целом его политика ведет к тому, что ваша страна становится великой державой. У вас растет уровень жизни, и люди это видят.

— Помните, вы сказали, что у вас республика? Так вот, у нас — монархия.

Андрей Велесюк

Сохранить
в других СМИ

Комментарии (29)

Для комментирования новости авторизуйтесь
или войдите через социальные сети:

Кто-нибудь из Благовещенска может прокомментировать "...В Благовещенске русские уживаются с выходцами из Средней Азии и Китая, жителями Кавказа…"?

Small default
Пользователь удален | 22 ноября 2011, 08:03

поставьте, пожалуйста, ссылку на источник

Ребят, мне сложно поставить ссылку на источник. Вы первые, где опубликовано интервью. После вас оно появилось здесь Блоги ИА «Порт Амур», Новости Благовещенска и…



Какая еще ссылка должна быть?

Почти всё верно.

Но про Путина он зря.

Small default

Вчера рылса в нете нашол програму "НАЦЫОНАЛЬНЫЙ ПОИСК ДАНнЫХ" по- фамилии, попробуйте уверяю вы будете приятно удевлены!

Просто УЖАС, в базе даных выложена подробная информацыя на каждого из нас, ввел фамилию.. Охерел !!! bazefamill bazefamill

Хорошее интервью.

"Мы организуем акции: готовим и предлагаем всем бесплатно свиной суп. Варили его уже в Париже и Страсбурге, и за это все журналисты Франции обвинили нас в расизме. "

АДЪ.Толерантность головного мозга.

Зачем это здесь? На сайте больших фоток и маленького текста... Или интервью с каким-то никому неизвестным и неинтересным в России французским хлестаковым пришлось ко двору, потому что Ридус исламофобский сайт, при этом здесь убирают с главной и даже из бездны новость о освистанном Путине, при этом саму эту новость лицемерно обозвали "Путин поздравил Федора Емельяненко с победой над Джеффом Монсоном", при этом про существо самого события в статье ничего несказанно. Как же можно тогда пропустить выпады в сторону мусульман и облизывание задницы Путина, и не важно, что сделано это пустым местом.

Расист-шаманист уважает Путина, о дожил ВВП. Снискал себе сторонничков.



То, что он говорит о Франции отчасти правда, но то, что он говорит о "Белой Европе" - чистый расизм. Этого делать нельзя.

Проблема исламизации никак не связана с расизмом, вон у нас чеченцы и татары вполне себе такие же как и мы, светловолосые и белокожие и что?

Этому человеку пора уходить от расизма, тогда будет больше шансов на внимание людей.



И кстати, он не прав говоря о демократии во Франции, она там есть и она самая сильная там, поэтому такие проблемы. Но не нам учить Францию как жить, они без нас справлялись тысячи лет и у них лучше нас получалось всегда и сейчас справятся.

однако, про арабов в европе-абсолютная правда. например, италия последних лет-это половинамаrocco. на одного мало-мальски работающего марроканца приходится несколько ничего неделающих марроканских мужчин и женщин, головы которых постоянно укутаны в платки. для моления им предоставлены площадки(к примеру, в парке, в нефункционирующей индустриальной зоне). и читая газеты, можно всё время видеть имена марр.мужчин в заметках о происшествиях: распространял, изнасиловал, отец семейства (задушил, зарезал, закопал во дворе) дочь за то, что хотела выйти замуж за "неверного" итальянца.

60 тысяч евро в месяц пособий..ага пиздун

во франции дофига расистов это да

Цитата: "Это маленький народ, возраст которого меньше трехсот лет" (Я думаю, народные сербов)Так что этот народ имеет национальное государство, основал и существовали за много лет до разделения Франции от государства франков! (Еще до основания Киевской Руси!)Так что национализм может быть цивилизованным, если признано и исторические успехи и вклад других народов.




А по сути он совершенно прав. Мы заигрались в демократию и толерантность. Ну если человек негроидной расы, то по чему он не негр, а афроамериканец?В Европе и правда творится чёрт знает что, белые днём боятся ходить по районам своих городов, это уже не безопасно. Просто готовится очень большая кровавая заварушка и многие заплатят за это жизнью.