Войти
Войти через социальные сети
Войти как пользователь «Ридус»

У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Забыли пароль? Восстановить

Свернуть меню

Ближайший соратник мэра Ярославля: Женя предал всех, с кем договаривался

26 августа 2013, 16:45

09 мая 2012 года, Ефимова, Лопатин, Блохин и Урлашов

В истории с арестом мэра Ярославля Евгения Урлашова весь город оказался разделен на два лагеря – его противников и сторонников. Впрочем, есть личности, стоящие особняком, чья история взаимоотношений с мэром заслуживает особого внимания. Это, например, заместитель председателя муниципалитета города Ярославля Игорь Блохин. Сегодня для сторонников мэра Урлашова этот человек является  врагом номер один - и за публичную критику, и за «помехи» планам  мэра. Однако еще совсем недавно этот человек был помощником Урлашова, в его бытность депутатом муниципалитета; позже он был  руководителем избирательного штаба будущего мэра, искал деньги для его кампании; а после победы – занял пост советника мэра.

Корреспондент «Ридуса» разбирался, каким образом ближайший соратник Урлашова практически в одночасье стал его главным врагом… 

- На каком этапе вашей политической карьеры Вы познакомились с Евгением Урлашовым?

С Женей мы познакомились, работая во фракции «Новый Город», он тогда уже был действующим помощником депутата областной думы Вячеслава Блатова. Фракцию объединял общий дух, и мы понимали, что это наш город и нам в нем жить, времена менялись, жизнь ускорялась в разы. Мы стремились контролировать исполнительную власть и ее решения, создавать сдержки и противовесы, у фракции быстро появился свой аппарат, который объединил и политических, и общественных деятелей. Мы перестали быть «машинками для голосования», тщательно готовились  к заседаниям, изучали повестку дня, порой сами ее инициировали. Женя  был частью всего этого и принимал активное участие в нашей работе. Мы внесли необходимые изменения в Устав города, и  сегодня он действительно обеспечивает равенство между мэрией и муниципалитетом. Мы хотели привлечь в управление городом как можно больше горожан, собирались раз в неделю, давали друг другу задания по изучению вопросов повестки дня. Женя был председателем фракции и вносил немалую лепту в общую работу.

Урлашов вручает Блохину "корки" депутата

- В городе Вас часто называли и называют «другом мэра». Как началась Ваша дружба? В чем она выражалась?

Мощь «Единой России» возрастала и в местном муниципалитете, и по всей стране. К концу нашего «депутатства» противостояние «Нового Города» и «Единой России» достигло апогея. Весной 2008 года, на выборах в областную думу «Единая Россия» пошла в атаку. Те выборы я проиграл. В сентябре на выборах в муниципалитет мы с Женей, дабы не оказаться за бортом политических процессов, были вынуждены вступить в «Единую Россию», чтобы, находясь там, сохранить возможность воплощать свои идеи. В муниципалитет Ярославля 5-го совета я не попал, но стал помощником победившего на выборах депутата Евгения Урлашова. Большинство депутатов муниципалитета были членами «Единой России», других фракций не было, началась «реакция». Я считаю, это были упущенные годы для города. Все это в конечном итоге и помогло победить нам позже с Женей. Он оставался единственным депутатом, который не был  карманным депутатом «Единой России», а продолжал вникать во все вопросы, спрашивал, требовал отчетов, критиковал. Он был один. Его инициативы не проходили, «Единая Россия» над ним смеялась. Естественно, что для любого человека идти от поражения к поражению было тяжело. Мы поддерживали  его психологически, помогали в работе и спокойно готовились к выборам Мэра.

- То есть уже 2008 году Урлашов решил стать мэром?

Да. Других вариантов не было. Или постоянно двигаться вперед, или тебя затопчут. У Урлашова  не было активной оппозиционной политики. Он критиковал поступки конкретных людей и конкретные решения (например, невыделение денег на детские сады – прим. авт.) на местном уровне. Он не был ни «оранжевым», ни «либералом». У него был шанс стать мэром.

- А что делал Урлашов после выборов?

Я не чиновник и никогда не хотел им быть. После победы во втором туре я надеялся, что Женя начнет воплощать в жизнь те идеи, с которыми шел на выборы. Он привлек к работе свою предвыборную команду, постоянно с ней встречался, советовался. Мы с Женей понимали, что предстоит период «холодной войны» с правительством области  и денег из областного бюджета  мы можем для города и не получить. Оставался вариант привлекать в город инвесторов из других регионов, чем я как советник мэра на общественных началах и должен был заниматься.   Параллельно с этим Женя постепенно начинал «входить во вкус» и концертировать власть под себя. Место в мэрии мне не было нужно, поэтому после выборов я уехал и полтора месяца отдыхал с семьей.

- Что же произошло после Вашего возвращения?

Когда я вернулся, я пришел в ужас. Жени просто не было на работе две недели! Ходили самые разные слухи. Были его советник Алексей Лопатин, была Светлана Ефимова. Я начал разбираться, что же происходит в городе. Ко мне пошли люди, которые знали, что я помог Евгению стать мэром, с вопросами. Начали подходить люди, которые, как выяснилось, давали Жене деньги на выборы мэра, под какие-то обязательства, которые Евгений не выполнял, при этом этих денег штабные люди не видели. Они просили должности, преференции. Когда я говорил об этом Жене, он советовал мне не соваться, говорил, что разберётся сам…

Блохин на инаугурации мэра, весна 2012

- В какой момент конфликт перешел в активную фазу?

К моменту избрания Жени некоторые предприятия в городе находились в кризисе, одним из таких предприятий было «Городское дорожное управление», которое занималось строительством  городских  дорог. То есть фактически тендеры выигрывало ООО «Строительная компания «ЯрДорстрой», руководителем которого являлся Эдуард Авдалян, оно передавало все работы на подряд «ГДУ». Деньги Авдалян ГДУ не выплачивал и у городского предприятия образовался долг в 150 миллионов рублей, на основании которого было подано заявление о банкротстве. Чтобы блокировать захват муниципального предприятия, мы с Женей решили завалить «ЯрДорстрой» претензиями по качеству дорог, что и было сделано. Вскоре размер претензий был больше, чем требования Авдаляна. В этом момент, собственно, я и уехал с семьей на полтора месяца, о чем выше говорил, а после приезда оказалось, что наша сторона проигрывает суды, заключаются мировые соглашения. Это было для меня шоком, я встретился с Женей и его замами, чтобы их переубедить, но Женя пояснил, что уступки Авдаляну пойдут только на пользу городу, потому что «ЯрДорстрой» выполнит определенный объем работ бесплатно и попросил не соваться в  его дела и дела города. Это был первый шаг к нашей размолвке (напомним, видео, где Эдуард Авдалян передает деньги  Евгению Урлашову попало в Сеть через несколько дней  после его ареста в июле 2013 года - прим. авт.). После этого Женя понял, что я могу  помешать реализации его финансовых схем. Я пытался донести до мэра мысль, что мы не для этого брали власть. Но это было уже интересно только мне. На тот момент на Женю оказывала влияние Светлана Ефимова, и я понимал, что однажды «гиря дойдет до пола» и я буду «отодвинут» от общения с ним. Поэтому я решил идти на выборы в муниципалитет города, чтобы иметь формальную возможность задавать мэру вопросы и требовать исполнения его предвыборной программы, про которую Евгений забыл.

- Почему сегодня люди продолжают защищать Урлашова?

В определенный момент власть ударила Жене в голову, он оказался не тем человеком, который был способен созидать. Люди, которые сегодня ставят Женю  на знамена, не знают его совершенно. Где были они раньше,  1,5-2 года назад, когда с Женей не здоровались и вокруг него было 5-6 человек? Почти все  над ним смеялись и он был белой вороной? Где вы были, «демократы»?   Люди, которые считают Женю символом борьбы за свободу, узником совести,  не понимают, что они будут объяснять людям, когда все махинации мэра будут раскрыты окончательно. Да, он говорил красивые правильные лозунги, но, по сути, являлся в разы худшим мэром, чем Волончунас (предшественник – прим. автора), он перестал видеть людей, он судил о людях  даже не по их партийной принадлежности, а  по их  отношению к старой власти в городе. Я  вчера встретил бывшего бухгалтера мэрии Ярославля. Ей оставался до пенсии всего год, и сейчас она на бирже труда. Без денег. С кредитами. Женя ее выгнал просто потому, что она работала при Волончунасе, и таких людей сотни. Контракты с замами мэра заключались на три месяца, чтобы можно было их выгнать, если они не будут выполнять решения Евгения. Те, кто сегодня его поддерживают, не видели всего этого. Им будет тяжело пережить разочарование. Люди защищают Урлашова, потому что у них в голове отложился образ, созданный массовой пропагандой,  которой Урлашов занимался  полтора года вместо управления городом. 

- Что, по Вашему мнению, дальше будет с городом?

Не ошибается тот, кто ничего не делает. Город снес старую власть, разочаровался в Урлашове. Главное, чтобы люди сейчас совсем не разочаровались во всем, а продолжили участвовать в механизме сдержек и противовесов, который был создан такой большой  ценой. Чтобы желание граждан принимать участие в жизни города не пропало. Многим тяжело будет пережить предательство Урлашова, но  мы стали умнее.  Те люди, которые сегодня  пытаются заработать на Урлашове политические очки, часто позитивно сравнивают его с Васильевой и Сердюковым, которые «воротили» большими деньгами, чем он. Но Женя как раз и мечтал стать такими, как они! Я услышал недавно фразу: «Если ты хочешь быть Че Геварой, то спи на шинели и по ночам читай Маркса». Женя предпочитал ездить по миру, лечить зубы в Ницце и носить костюмы Brioni. Город переживет это. Мы потеряли полтора года, но опыт, полученный горожанами, бесценен.

Сохранить
в других СМИ

Комментарии (5)

Для комментирования новости авторизуйтесь
или войдите через социальные сети:

Ну и чего этому удивляться? Все как обычно, абсолютно.

Была дана команда: "Фас!"

Как видим, уже которую неделю успешно отрабатывают